Лес рубят – головы летят

Лес рубят - головы летят

Заготовка леса в России дело очень темное и мутное. В мутности, заинтересованы все: начиная от «белых» и «чёрных» вальщиков, начальников лесничеств, всяческих лесных комитетов, местных силовиков и, заканчивая людьми, о которых мало кто знает, но они стоят за всем экспортом леса российского. Порою с помпой под телекамеры ловят пару бригад «черных» лесорубов, да задержат хозяина небольшой пилорамы. Силовики попадают в приказ, рубят палку, а реальные хозяева бизнеса, только посмеиваются

Бреднем в лесоповальных регионах ловят и правую, и виноватую мелочь. Логика простая: статьи в УК есть, значит есть и злодеи. А, следовательно, должно быть раскрытие. От того в материалах дела мелькают обороты «в неустановленное время в неустановленном месте неустановленная личность». Написал, подписал, прокуратура поддержала, суд проштамповал. Следующий!

Тарский страдалец

Второй по величине город Омской области испокон веков зовется Тара. Речка там такая Тара, от татарского Тар — узкий, неширокий. В Таре живет Косенко Владимир Алексеевич. Всю сознательную жизнь занимался лесом. Сейчас сам не валит, возраст, но заготавливает. Причем не абы кому: до событий, которые описываются в этом материале, будучи гендиректором ООО «КАППИ», постоянно выигрывал госконтракты Минобороны. Тем более, военную тайну доверить можно: с 2015 по 2020 годы был народным избранником Совета Тарского городского поселения. 

В апреле 2016 года Главное управление лесного хозяйства Омской области отдало в аренду ООО «Полимер» лесной участок в шесть с половиной тысяч гектар. В четко указанных кварталах на обозначенных выделенных участках надо было вести заготовку древесины. Через полтора года Косенко обратился в «Полимер» с просьбой предоставить «КАППИ» две делянки для заготовки древесины. Все честь по чести, по закону, по договору купли-продажи. Древесина должна была складироваться и перерабатываться в строго определенном месте — на территории ООО «КАППИ». А как же иначе, лес затем идет прямиком на территорию закрытых оборонных заводов.

Нашёл бригаду «Ух!». Ну, кого ещё найдешь в 25-ом тысячном городке?! У всех дети малые, да тяжелое материальное положение. Бригадир некий Вякх с самым тяжелым материальным положением. Начали рубить. Древесина вначале исправно поступала на территорию «КАППИ». 

Сотни кубометров леса, но вплоть до кубика, учитывались в почти десятке различных журналов и книг учета. Везде стояли видеокамеры. Мышь с бревном в зубах не проскочит!

В начале марта 2019-го Вякх доложил Косенко, что на делянках не хватит делового леса по объему договору. А именно до тысячи заветных кубометров двухсот не добираем. «Как так? Должно хватить!» – воскликнул Владимир Алексеевич, на бегу натягивая шапку. Лично поехал на делянки, захватив с собой работника «Полимера» Акарачкина. И там, на соседних делянах, они и обнаружили пни от незаконной рубки. Естественно, обратились в полицию. Причем, насколько я могу судить поводов для обращения было два. Первый — незаконная вырубка на других участках. И второй: недостача леса в районе180 куб метров на складах «КАППИ». Фактически бригада Вякхта его украла и у Косенко, и у Минобороны России. Естественно, дали показания. Естественно, Косенко и обвинили, что он эту незаконную рубку организовал! А как же: заявление о преступлении есть? Есть! А кто-то сидит? Нет! Непорядок! 

 Тем более: кто такой этот Вякхт и его бригада? Да никто, таких вякхтов на пятак пучок в базарный день. Ни имени, ни славы, ни новой звезды на погон не упадет. А Косенко пусть и местный, но депутат. Как оперсводка в область, да в округ засияет: «депутата на жареном взяли»! 

И вот ещё одна странность. О том, что у Косенко не хватает леса, тех самых 180-200 кубов, все: оперсостав, следователи, суд делают вид, что слыхом не слыхивали, видом не видели. И не простого леса, армейского. А почему? А потому что не складывается картина: если Косенко вор, то у него должен быть плюсом и ворованный лес, а у него самого недостача. То есть, он потерпевший, которого записали в обвинённые? 

Поэты обвинения

Когда читаешь постановление о привлечении в качестве обвиняемого, а затем и сам приговор, то ощущение вставших дыбом волос на бритой голове от своей беспомощности перед этой машиной не покидает ни на минуту. Фразы «С февраля по май, более точное время установить не представляется возможным», «Объятый жаждой наживы» и что-то типа «коварного умысла на обогащение» (каюсь, с трудом пробрался через филологический бред) тревожат нирвану и беспокоят карму.

Но бог с ней, с филологией. Даже из приговора, подписанного председателем Тарского городского суда уважаемой судьей Ингой Пригодской, то есть официальной бумаги, в которой априори не должно быть крамолы и острых углов, видно, что судебное следствие не обращает никакого внимания на слова Косенко о своей невиновности. Просто не слышит. Просто игнорирует доказательства в его пользу. 

Судите сами. Пенсионер Косенко говорит: «Незаконно вырубленный лес везли не ко мне, в другие места. Они известны. Никто этого не отрицает. У меня незаконно срубленного леса не было вообще». Можно было провести экспертизу и доказать это. Но ни следствие, ни суд экспертизу не назначили, а лес, который лежал в «КАППИ» вменили в доказательную базу. 

Сам объем незаконной рубки, на котором основан безумный по сумме иск, был составлен единолично местным лесником без посторонней свидетельской помощи. Да ещё полгода спустя после рубки. Как там: «Все что нажито непосильным трудом! Куртка замшевая две, нет, три штуки!». 

Гражданско-правовые отношения между ООО «КАППИ» и ИП Вякх, которые на юридическом языке именуются договор, почему-то в суде называются предварительным сговором, преступным умыслом и прочими нехорошими терминами.

И самое, пожалуй, неприятное в этой судебной истории. Все обвинения в ней строятся на базе показания лесного рецидивиста Вякха. У него таких эпизодов незаконной рубки не счесть, поэтому в тот момент срок ему грозил реальный и приличный. А тут, вероятно, и следователь поднажал: «Сядешь, парень, глубоко и надолго! Зато если сделку со следствием заключишь и поможешь подельников упечь, гуляй с чистой совестью!». Ведь сама суть такой сделки такова, что даешь не правдивые показания, для их дачи сделку заключать нет необходимости, а «правильные», с точки зрения следствия естественно, показания. А вот правдивости от них никто и не требует. «Ведь то, что вы ещё не сидите — это не ваша заслуга, а наша недоработка». 

И вот на таких показаниях Вякха и строится все обвинение и приговор (два года лишения свободы с испытательным сроком) для старика Владимира Алексеевича Косенко. Который на мой, не юридический взгляд, виновен лишь в излишнем доверии к людям, которых официально нанял. 

Все эти аргументы были изложены, грамотно, четко и внятно в апелляционной жалобе на приговор Тарского городского суда в Омский областной суд. Областным судом было вынесено решение о пересмотре дела и направлении его в Большереченский суд, ближайший к Таре район Омской области. Тот рассмотрел и, как водится, оставил все без изменений. 

Хотя вру, он таки признал, что пенсионер Косенко не «являлся непосредственным исполнителем преступления». Не держал в руках топор, точнее бензопилу. Но дал свой трактор ДТ-75 для незаконных заготовок. А значит «пособник преступления». Уважаемый суд! Вы когда-нибудь пробовали в тайге зимой заготавливать лес и, главное, вывозить его без трактора? Уверен, что нет, не пробовали. Уверяю Вас: это невозможно! Скорее всего, ООО «КАППИ», которой принадлежал ДТ, специально выделил его с первых дней Вакху, дабы тот мог просто работать. А обвинения, что, мол, взамен трактора должен будешь рубить на соседних делянах, ну, честное слово, совершенно не подтверждаются материалами дела! Нет ведь ни одного, подтвержденного экспертизой, доказательства, что хоть одно незаконно срубленное бревно хранилось на базе «КАППИ». Следовательно, и пособничества не было!

Сейчас Косенко готов биться за свое честное имя в Восьмом кассационном суде общей юрисдикции в городе Кемерово. Что-то подсказывает мне, что если не вмешаются какие-то высшие справедливые силы, то битва будет проиграна. Хотя о Председателе суда Алексее Николаевиче Кирюшине коллеги отзываются как о серьезном профессионале. Но апелляционных судей немного, а жалоб состав, вагон и маленькая тележка.

 «И чего автор привязался к этому делу? Таких дел десятки тысяч. Не посадили пенсионера и пусть рад будет», – скажет любой юрист, знакомый с суверенной правоохранительной и судебной системой. Вот отчего-то и страшно, что дел таких, как у Владимира Косенко, десятки тысяч. И далеко не все заканчиваются испытательным сроком. Владимиру Алексеевичу повезло, что жалобы на приговоры он пишет из дома, а не из камеры. Но результат пока, как видим, одинаков.

Недавно кто-то из вице-премьеров жаловался, что лесная отрасль приходит в упадок, стагнирует и разрушается. Доходы государства (а это ныне важнейшее из искусств!) падают. И это понятно: лесозаготовка и стоит на таких, как Владимир Косенко. «Ушли» его, «уйдут» остальных — с кем страна останется?! Кто будет давать вал по плану, план по валу? Это, так сказать, государственный аспект.

А есть и другой: помните несчастного Акакая Акакиевича с его старенькой шинелью? В 1917 году, когда набралась критическая масса таких Акакиев в рваненьких шинельках, и грянул Октябрь. Сегодня наша страна в сложном положении. И оттого запрос общества на справедливость особенно силен. И не понимать этого – государственная близорукость. 

В материале, если вы заметили, нет прямой речи героя. И это сознательное решение автора, то бишь, моё решение. Я не хотел сбивать себя чьим-то субъективным мнением. Только прямой анализ официальных документов. И именно на их основании, точнее только на их основании и пришел к изложенным выводам. Очень надеюсь, что судья в Кузбассе, которому распишут апелляцию Косенко, поступит точно также: нальет себе кофе и внимательно и непредвзято прочитает бумаги. А решение пусть подскажет совесть и закон. 

Ах, чуть не забыл! ООО «КАППИ», как показывает Руспрофиль, ликвидированная организация. Банкротство приходится как раз на момент «возбуждения» этого странного уголовного дела. Кстати, основным профилем была не торговля лесом, а выпечка хлебобулочных изделий. Проще говоря, сухари и печенье «капповское» славилось на весь район. По данным того же «Руспрофиля», списочный состав был 55 человек. А налоги в бюджеты всех уровней платились вовремя и прилично: в районе 7 миллионов рублей. 

Сухой остаток. Осужденный на испытательный срок пенсионер. Уничтожение процветающего предприятия. Попытка срыва гособоронзаказа. Потеря миллионных налогов. Разрушение веры в справедливость. Это одна чаша весов. Вторая: вероятные поощрения отдельных представителей правоохранительной и судебной системы районного уровня. «Прекрасный» выбор. 

Мнения, высказываемые в данной рубрике, могут не совпадать с позицией редакции

Источник: argumenti.ru

Оставьте комментарий