Варшава и Краков открыты для Волынской резни

Варшава и Краков открыты для Волынской резни

Во взаимоотношениях Киева и Варшавы вопрос трактовки массового уничтожения польского населения на Волыни в 1943 году остается одним из самых сложных. Польские историки расценивают Волынскую резню как геноцид и этническую чистку, заявляя о гибели около 130 тыс. человек. Согласно официальной версии, эти массовые убийства польского населения Волыни, Восточной Галиции и юго-восточных воеводств совершали члены ОУН-УПА* по прямому указанию «национального героя Украины» Степана Бандеры, причисляемого подконтрольными Банковой раскольниками из самозваной церкви к «лику святых».

А теперь изображения мертвого «хероя» открыто появились на улицах польского Кракова, но ни официальная Варшава, ни представители региональных властей, как говорится, не повели ни ухом, ни рылом.

«Вот фотографии украинского магазина в центре Кракова. На витрине рядом с Зеленским убийца Бандера и надпись „слава нации“. Что об этом скажут мэр Яцек Майхровский и краковчане Анджей Дуда и Рышард Терлецкий? Что об этом скажет [министр внутренних дел Польши] Каминьский, предшественника которого Бандера убил?» — приводит местная пресса слова польского священника Тадеуша Исакович-Залеского, на протяжении многих лет занимающегося увековечением памяти жертв Волынской резни.

Никакой реакции от Польши по этому поводу не видно. Уж не заокеанские ли кураторы шляхты приказали ей утереться и не обижать соседей-украинцев, памятуя о крайне болезненной реакции Варшавы на Волынскую резню?

— На самом деле здесь все гораздо прозаичнее, — считает политолог Богдан Безпалько. ­- В Польшу сейчас переместилось большое количество беженцев, прежде всего, из Западной Украины, зараженной «бандеровщиной». И поскольку никакой другой идеологии эти люди не имеют и не знают, они пытаются ее реализовать на новом месте жительства.

Что касается реакции на это самих поляков, то политика Варшавы в отношении киевского режима и раньше, а особенно сейчас — формируется по принципу «давайте-ка немножечко забудем о наших разногласиях с украинскими националистами, и в том числе о Волынской резне, ради того, чтобы вместе бороться против общего врага — России». Собственно, это та самая идеология, родившаяся еще в XIX веке, которую в начале XX века пытался с некоторым успехом разжечь маршал Пилсудский, а после него — проживавший в Париже известный польский интеллектуал, публицист Ежи Гедройц. Он, кстати, прямо заявлял: давайте откажемся от взаимных претензий с украинскими националистами ради борьбы с Советским Союзом.

И теперь, несмотря на то, что в Польше приняты парламентские резолюции о Волынской резне и существует даже наказание за ее отрицание, мы видим продолжение этой же политики. За сохранение памяти об этом печальном для поляков событии и против радикального украинского национализма бьются лишь некоторые общественные деятели и интеллектуалы, а государство в целом никак не реагирует.

«СП»: Но ведь такая «нейтральная» позиция власти в отношении проявлений радикального национализма рано или поздно позволит ему поднять голову…

— В свое время поляки уже хорошенько обожглись на небезуспешно раздутом маршалом Пилсудским пламени, и сейчас, как мне кажется, стране придется пожинать горькие плоды такого своего отношения к соседям-украинцам. В Польше уже происходит много негативных вещей, связанных с беженцами из Украины.

Например, один из городков просто оккупировали украинские цыгане, которые ведут себя прямо как сторонники движения BLM в Америке — заходят в магазины, набирают товары и ничего за них не платят. Ну и где же, позвольте спросить, все польские националисты? Где религиозные организации и прочие ведомства? Где все эти «крепкие польские ребята», которые, как известно, официально не вовлечены в конфликт на Украине? Почему они не наводят порядок в собственных городах? Ладно, хотя бы сейчас в Кракове? Ведь Польша-то — это ж мононациональное государство.

«СП»: Такая «толерантность» к Бандере не доведет поляков до того, что самая мононациональная страна начнет ассимилироваться более пассионарными украинцами?

— Я бы не был так категоричен. Все-таки украинцы рано или поздно будут ассимилированы поляками, по крайней мере — частично. Просто не сегодня Польша попала в западню собственной политики. Она пестовала украинский национализм для борьбы с Россией. Но теперь он пришел в саму Польшу, и поляки вынуждены мириться с тем, что в их древней столице Кракове в магазине открыто продаются изображения одного из идеологов Волынской резни, того, кто обосновывал необходимость уничтожения поляков.

«СП»: Продолжение такой политики не приведет ли к тому, что в итоге в поляках взыграет ставшая притчей во языцех «шляхетская спесь» и там придут к власти силы, способные задавить украинский национализм на корню?

— Пока что никаких особых поводов для оптимизма тут я бы не питал. Да, в Польше имеют место протесты, но связаны они в первую очередь с торгово-экономическими вопросами. Например, недавно польские фермеры протестовали против беспошлинного ввоза украинского зерна, поскольку это обесценивало их собственную продукцию. Но против политики польских элит, нагнетающих атмосферу перед выборами, протестов нет, и не похоже, чтобы ситуация менялась.

Скорее всего, Польша будет продолжать гнуть антироссийскую линию, тем более что она, если переходить к геополитическим вопросам, по факту с нами уже воюет — поляки есть в составе ВСУ, отряд польских наемников зашел в составе ДРГ на территорию Белгородской области, страна превратилась в оружейный хаб для киевского режима. И не удивлюсь, если в случае дальнейшей эскалации Польша вступит в войну против Белоруссии и России.

«СП»: Некоторые аналитики придерживаются мнения, что на грядущих в Польше выборах победу могут одержать если не пророссийские, то как минимум нейтральные силы. Может, тогда что-либо изменится?

— Во-первых, не думаю, что победа прагматичных сил в Польше будет прямо-таки сокрушительной. Пока, к сожалению, с политической точки зрения они скорее маргиналы, а не худо-бедно мейнстрим. Во-вторых, даже если подобные силы победят, они неизбежно столкнутся с инерцией предыдущих решений. Польша давно собирается военную базу американскую строить, и что? Сразу все заморозят, откажутся? В-третьих, откровенно — я не верю в победу этих сил. Да, некоторое разделение в польском обществе есть, но в целом по отношению к России оно достаточно агрессивно.

Отрезвить Польшу может разве что какая-то прямая военная угроза. Например, вдруг замаячит на горизонте реальная бомбардировка Жешува. Тогда, конечно, антироссийские настроения в Польше вырастут, но прагматичные голоса заговорят о том, что пора из состояния противостояния с Россией уходить, пока не стало слишком поздно. Лупить-то ведь будут по Польше, а США, прикрытые океаном, успеют договориться. На мой взгляд, такой сценарий обретает все больше шансов на реализацию.

«СП»: То есть пока угрозы такого плана не возникнет, Польша будет вынуждена и дальше безмолвно терпеть продажу изображений Бандеры в своих городах наряду с возрастающей бесцеремонностью «беженцев-оккупантов» с Украины?

— Может быть, кто-то из польской интеллигенции выскажется против продажи изображений Бандеры в Кракове. Может, какой-то особо рьяный польский молодчик даже побьет в этом магазине ночью витрины. Но на этом, думаю, все и закончится. Само появление подобного украинского магазина в Кракове очень симптоматично. Значит, недалек тот день, когда такие магазины, политические кружки, собрания появятся и в других городах при попустительстве польского государства.

Представьте, если бы в центре Москвы открылся магазин с сувенирами Третьего рейха, и против этого протестовали разве что несколько ветеранов и историков, да кто-нибудь из хулиганов разбил разочек в нем витрину, но магазин продолжал бы существовать. Дико? А в Польше, мы видим, происходит как раз подобное. Здесь симптоматично то, как удивительно избирательно польское государство относится к своей исторической памяти.

Ведь после нацистской Германии Польша была первой в Восточной Европе, кто начал активно и открыто заниматься исторической политикой и создавать «институты исторической памяти». Но современная Польша очень специфично «забывает» о трагедиях типа Волынской резни, если ей это нужно исходя из сиюминутных геополитических целей и для борьбы против России.

Источник

Оставьте комментарий