Хотят ли глобалисты ядерную катастрофу?

Хотят ли глобалисты ядерную катастрофу?

Мне никогда не нравились теории заговора. Однако в эти тяжелые и тревожные времена, в которые мы живем, меня чаще и чаще стала посещать ужасающая на грани немыслимого мысль: а что, если глобалистские элиты с их одержимостью о депопуляции (в идеале Мальтузианство), могли быть заинтересованы в ядерной катастрофе и даже её желать?

Этот сценарий, да, понятно, больше похож на фильм Терминатор: где суперкомпьютер Скайнет, чтобы уничтожить человечество, решает нанести атомный удар по России, чтобы Россия ответила, и это вызывает бесконечную и катастрофическую войну, в которой гибнут миллиарды людей. Но в данном случае ядерной катастрофы желала бы не программа искусственного интеллекта, решившая избавиться от человечества, а небольшая группа людей, которую для удобства назовем Давосским клубом, если использовать образ, понятный для большинства людей. Могут ли на самом деле существовать настолько злые люди, что они заинтересованы в уничтожении человеческой цивилизации, какой мы ее знаем? Такая идея на самом деле, кажется, выходит за рамки самых параноидальных фантазий. Тем не менее…

Для некоторых, назовём их оптимисты человечества, простое упоминание глобалистской элиты является уже признаком теории заговора, само собой разумеется, недостойным серьезного обсуждения. И все же то, что глобализм является очень мощной силой в мире, в котором мы живем, и что глобалисты, визионеры и концептуальные работники Давосского клуба имеют в своем распоряжении огромные финансовые и структурные ресурсы, является неоспоримым фактом, которого не может отрицать даже самый панглоссистский оптимист. Но Панглоссы по психологическим, а иногда и просто экономическим причинам — как стенографисты власти — хотят, чтобы мы поверили, что глобалисты заинтересованы только и исключительно в том, чтобы сделать мир лучше и добрее. Конечно. Так даже может быть. Но нам также необходимо понять, что именно глобалисты, поборники либерального мирового порядка, имеют в виду под лучшим миром.

Вот уже 50 лет, по крайней мере, со времени знаменитого исследования «Пределы роста» 1971 года, проведенного по заказу Римского клуба, говорят о необходимости сокращения прироста населения земного шара. Цель практически достигнута в Европе и белой Америке, где десятилетиями не было демографического роста. Другая чрезвычайная ситуация, на которой в последние годы с методической навязчивостью настаивают практически все встречи различных глобалистских клубов, — это глобальное потепление, которое до ковида и войны в Украине обозначалось как проблема номер один для человечества. Богатые общества потребляют много, а учитывая, что до перехода на чистую энергию, не наносящую вред климату, еще далеко, необходимо сокращать потребление, чтобы спасти планету.

Но помимо этих общеизвестных соображений следует указать и на важный психологический момент, может быть, даже более важный, чем все прагматические дискуссии о депопуляции и изменении климата. Во время пандемии некоторые Панглоссы либерального мира утверждали, что мотивы поведения глобалистских элит могут быть только прозрачными и благонамеренными: ведь в духе капитализма нужно пытаться получить наибольшее счастье для наибольшего числа людей путем стимулирования потребления. Таким образом, этот аргумент исключал даже теоретическую возможность тенденции глобалистской элиты налагать все более строгий контроль и меры против больших масс населения, которые все больше и больше не терпели того, что они считали технократическим навязыванием. Но пандемия помогла оправдать этот безумный технократический контроль.

Однако, следует иметь в виду, что дискурс глобалистской элиты развивался после 1991 года под знаком завершения истории. Несмотря на все словесные призывы к мультилатерализму, которые время от времени можно было услышать в последние годы, западная глобалистская элита продолжает оставаться полностью самореферентной и твердо убежденной в правоте своей миссии и своего совершенства, характеризующегося культом технологического прогресса и экономического роста. Заложники этого утопического видения мира, достигшие в своем духе наилучшего из всех возможных миров, представители западной глобалистской элиты оказались абсолютно неспособными найти диалог с восходящими державами, такими как Китай и возрождающаяся Россия. Запад мог воспринимать эти явления только как вызов и угрозу своей собственной гегемонии, не только экономической, но также и, возможно, прежде всего, идеологической. Самовлюбленность глобалистской элиты привела к тому, что она увидела в себе самосознание всеобщего блага, которое окончательно раскрывается в завершении истории. И очевидно, что Универсальное Добро можно противопоставить только абсолютному Злу. А с абсолютным злом договориться нельзя, абсолютное зло надо победить любой ценой.

Именно в свете этого морального абсолютизма должно быть понятно восприятие глобалистской элитой войны в Украине. Глобализму западного образца, казалось, суждено было, по неким «явным предначертаниям», распространяться по всему миру неуловимым, но естественным и всепроникающим образом. Вместо этого он наткнулся на стену российского сопротивления, которое, конечно же, теперь рассматривается как абсолютное зло. Узники своего нарциссизма и неспособные реально пересмотреть свои позиции — глобализм содержит немалую дозу фанатичного идеализма — провидцы глобализма и их стенографисты поэтому кажутся более чем открытыми к возможной ядерной катастрофе. К черту мир, пусть этот мир рухнет, кажется думают они, при условии, что мы сможем сохранить наше моральное превосходство. Можно, пожалуй, простить того, кто, столкнувшись с трагедией и максимальной тревогой наших дней, иногда приходит к мысли, что, возможно, силы глобализма имеют чуть ли не больную потребность в планетарной катастрофе, чтобы затем, наконец, навязать Великую перезагрузку, столь любимую Клаусом Швабом, основателем Всемирного экономического форума и настоящим гуру глобализма.

Мнения, высказываемые в данной рубрике, могут не совпадать с позицией редакции

Источник: argumenti.ru

Оставьте комментарий