Европа и большая этническая замена

Европа и большая этническая замена

Реалистичная картина мира представляет собой плачевное зрелище.

Несколько дней назад министр сельского хозяйства Италии, некий господин Лоллобриджида, дальний родственник известной актрисы, позволил себе сказать: “Мы не можем сдаться перед идеей этнической замены. Итальянцы рожают меньше детей, и мы заменяем их кем-то другим — это не выход”. И действительно в 2022 году в Италии было зарегистрировано всего 392 тысячи рождений (самый низкий показатель с года основания современного итальянского государства, 1861-го) по сравнению с 713 тысячами смертей (почти  в два раза больше).

Но, как и следовало ожидать, заявления итальянского министра привели к лавине критики и нападок со стороны прессы и итальянской интеллигенции — истинного хранителя лучших, то есть, либеральных ценностей европейского и западного мира. Господина Лоллобриджиду обвинили в том, что он афиширует теорию заговора, теорию этнической замены, известную также как теория большой замены. Абсолютно абсурдная и опасная теория, если слушать просвещенных хранителей ценностей терпимости и прогресса, потому что в Италии мигрантов на самом деле очень мало и даже недостаточно. Конечно, только ужасные и отсталые люди, при том глупые, верят и распространяют подобные теории заговора.

Но факт остается фактом: итальянская рождаемость является одной из самых низких в мире, на 189 месте из 195 стран. При всем уважении к Италии, низкая рождаемость не была бы такой серьезной проблемой, если бы это была просто итальянская проблема. Однако, это — европейский вопрос, затрагивающий практически все европейские страны, ни в одной из которых рождаемость не превышает 1,8 ребенка на женщину, что соответствует индексу России. Горе тому, кто в Европе говорит об этом как о проблеме, потому что он рискует быть немедленно публично обвинен в фашизме, и нет ничего хуже для современного, уважающего себя европейца, чем быть фашистом. То, что в течение нескольких поколений итальянцы или немцы могут быть обречены на исчезновение, никого не должно волновать. Тем хуже для них, если учесть, что итальянцы и немцы были союзниками во Второй мировой войне, трагедии всех трагедий, нулевом периоде истории Запада.

Современный европеец безмерно​ гордится тем, что преодолел мракобесие и средневековое наследие христианства. И все же, следует признать, что эта обсессия: видеть фашизм повсюду, во многом похожа на старую и мракобесную концепцию первородного греха. Так же, кажется, есть многое от первоначального христианства, религии масс, которые ничего не имели, в глубоком негодовании прогрессивных современных европейцев (и европеек) по отношению к “старому белому человеку”, единственному держателю власти до позавчерашеного дня и, следовательно, автору всех возможных гнусностей: виновен всегда и по определению, виновен уже потому, что родился.

“Последние будут первыми”, — сказал Иисус, над которым наши просвещенные европейцы сейчас так смеются. Точно так же сегодняшние европейские постхристиане, которые во многих отношениях не освободились от христианской чувствительности, но просто переосмыслили ее, мечтают о мире, где вчерашние последние, то есть иммигранты, женщины и гомосексуалисты, восстанут, чтобы, наконец, стать первыми и показать этим ретроградам — непримиримым старым белым мужчинам — кто сейчас главный. Это вещи, которые, если уделить немного внимания современному общественному дискурсу в Европе и Америке, невозможно не увидеть, поскольку так называемая политика идентичности (“identity politics”) во многих отношениях стала самым важным качеством на арене политического противостояния. А может, эта примитивная теория заговора, знаменитый “План Калерги”, не так уж и безумна? Бедные послушные европейцы и американцы, чтобы искупить первородный грех расизма, должны угодить себе в этом и не говорить ни слова.

Мнения, высказываемые в данной рубрике, могут не совпадать с позицией редакции

Источник: argumenti.ru

Оставьте комментарий