«А был ли мальчик?»: Судьба наших золотовалютных резервов покрыта туманом

«А был ли мальчик?»: Судьба наших золотовалютных резервов покрыта туманом

Сказано: сколько веревочке ни виться, конец будет. Также сказано — не всё коту масленица, будет и великий пост.

Именно эти меткие народные выражения читаются между строк в словах исполняющего обязанности постпреда России при Евросоюзе Кирилла Логвинова о том, что любая форма отъема замороженных на Западе российских средств противоречит нормам международного права, сколько бы ни совещались между собой представители Евросоюза и G7.

Какую бы «воровскую схему» ни пытались изобрести жадные до чужих денег «цивилизованные» европейцы, юридическая служба Совета ЕС, по сути, признала неизбежность того, что рано или поздно эти государственные российские активы придется возвращать владельцу, констатировал дипломат

«В том случае, если они по каким-то причинам будут утеряны, ЕС будет вынужден компенсировать России потери из кармана европейских налогоплательщиков. Правда, последние вряд ли об этом вообще догадываются», — добавил Кирилл Логвинов.

Со всех сторон исполняющий обязанности постпреда РФ при ЕС прав.

Вот только сложно себе представить, что Евросоюз, «Группа семи» и особенно Белый дом замораживали сразу после начала специальной военной операции на Украине наши международные золотовалютные резервы в общей сложности на сумму 300 миллиардов долларов, чтобы по прошествии некоторого времени просто сказать: «Окей, ребята, извините, мы тут немного погорячились с заморозкой, вот ваши активы, просто забирайте их в целости и сохранности».

Во-первых, Вашингтон официально заявлял, что страны G7 будут продолжать удерживать российские суверенные активы замороженными до тех пор, пока не будет найдено решение украинского конфликта. Что именно будет считаться «решением конфликта», коварные вашингтонские ястребы многозначительно не уточняли. Раз так, то есть вероятность, что этот «конфликт» по крайней мере для США, вообще никогда не закончится.

Во-вторых, уж если англосаксы положили на что-то глаз, то вряд ли они добровольно откажутся от этого. Буквально растаявшие в воздухе замороженные Западом после бомбежек Ливии «миллиарды Муаммара Каддафи» тому лишнее подтверждение.

Так что уверенность наших дипломатов в том, что Евросоюзу придется рано или поздно возвращать российские госактивы — это одно, а вот их практическое размораживание — это совсем другое.

— Вообще, сама по себе конфискация государственных активов — вещь беспрецедентная, — заметил политолог Алексей Анпилогов. — До сих пор такие операции проворачивались только в отношении побежденных стран, где государства-победители ставили марионеточное правительство, которое формально подтверждало фактический статус-кво. Яркие примеры — «постсаддамовский» Ирак, «постмуаммаровская» Ливия. «Талибан”* в Афганистане сейчас добивается возврата контроля над активами прежнего правительства.

Нынешняя попытка конфискации международных российских активов — фактически воровство. А как показывает практика, сворованные средства очень сложно легализовать в международном праве. И такие поползновения практически полностью разрушают доверие к юрисдикциям США и Евросоюза, отбрасывая мир ко временам конкистадоров, грабящих инков.

«СП»: Неужто и впрямь ЕС и США уже воспринимают Россию как империю инков, которую может разрушить кучка проходимцев в стальных кирасах?

— В отношении современной Россией всякие «ливийские» и «иракские» сценарии Запада с марионеточным правительством — нереалистичные. Победить ядерную державу невозможно, так как открытое столкновение с ней автоматически поставит мир перед термоядерным конфликтом. Добиться повторения «смены режима» образца 1991 года в России также невозможно. И даже если хотя бы гипотетически представить себе «переформатирование» российской власти, есть очень большая уверенность в том, что новое правительство страны все равно будет настаивать на возврате замороженных в ЕС и США госактивов в полном объеме.

Вспомните, большевики, придя к власти, хоть и выплатили все долги царской России, но в то же время упорно настаивали на возвращении любого ее имущества за рубежом. Взять хотя бы Александровское подворье в Иерусалиме.

«СП»: Но на возврат Александровского подворья ушел целый век, и юридически закрепляла его за собой уже Российская Федерация. В итоге Иерусалимский суд все равно отменил регистрационную запись о правах РФ на него…

— История с возвратом замороженных российских госактивов вполне может оказаться такой же долгоиграющей. Но еще раз подчеркну — часть госимущества Российской Империи за рубежом в итоге вернулась в лоно уже Российской Федерации. И я не назвал бы этот процесс приятным и безболезненным для «той» стороны. Чего не скажешь об активах частных лиц, там история развивается по совершенно другому, более удобному для Запада сценарию.

«СП»: Могут ли страны G7 или Белый дом придумать что-то, чтобы формально посчитать наши зарубежные госрезервы частными? Ну, скажем, в один прекрасный день признают Россию в Вашингтоне «спонсором терроризма», а все госактивы, ничтоже сумняшеся, поименуют полученными преступным путем со всеми вытекающими последствиями?

— Да, США, например, считают Кубу, Иран, Сирию и Северную Корею «спонсорами терроризма», однако позиция США никак не влияет на международные права этих стран, которые являются членами ООН. Нужно понимать, что по существующей «ялтинской» системе международного права Россия является постоянным членом Совбеза ООН, который уполномочен принимать решения на международном уровне. И мы, естественно, будем категорически против такого поворота событий.

То, что Россию признали страной «спонсором терроризма» Украина и Прибалтика, это вопрос двухсторонних отношений. Если там арестуют какие-то наши госактивы, то в ответ мы просто арестовываем украинское, латвийское, литовское или эстонское имущество, вот и весь вопрос.

— Вопрос возврата наших арестованных за рубежом госрезервов зависит от исхода специальной военной операции, и печальная участь Муаммара Каддафи тому лишнее подтверждение, ­­- поделился с «СП» своим видением ситуации доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов. — Запад не просто раз завел шарманку о нанесении стратегического поражения России. Ведь что такое стратегическое поражение? По сути, это ограбление побежденного. Захват его финансов, ресурсов и территорий. Ничего нового. Так что, будет один исход спецоперации, ­ будет одно решение ЕС и G7 по нашим госактивам, будет другой исход — будет и другое решение.

«СП»: Вот исход, в котором нет сомнений — киевский режим «все». И что, сразу нам вернут активы без звука? Или Запад скажет — «э, нет, хоть режим Зеленского и кончился, конфликт, тем не менее, не решен, а перешел в новую фазу»?

— Они могут сказать все, что угодно. Собственно говоря, даже СССР полностью не вернули все «царские» деньги. Не просто же так, повторю, Запад не устает говорить об экзистенциальной войне в Россией, в которой он «не имеет права проиграть». Соответственно, мы, в свою очередь, также не имеем права проиграть в этом столкновении с Западом. И, значит, все упирается в военно-политические итоги СВО.

«СП»: Мы побеждаем — и Евросоюз с G7 моментально становятся пушистыми зайками и просто поднимают лапки кверху?

— Расклад с безоговорочным поднятием лапок, думаю, вряд ли будет возможен. Разве что на Запад залетит какой-то огромный «черный лебедь». Ну, или вдарит какая-то грандиозная техногенная или природная катастрофа.

Однако надо понимать, что у нас-то тоже есть свои козыри в рукаве. С начала СВО мы тоже по сути заморозили активы государств Запада и их частных лиц на сопоставимые суммы, поэтому-то наши дипломаты так уверены в благоприятном для нас исходе дел.

«СП»: То есть, если вдруг что — Россия просто забирает в свой актив западную собственность на территории страны, и все?

— Теоретически — да. Однако я, например, как депутат, на основании моих неоднократных обращений прихожу к выводу, что у нас боятся обратить в доход государства активы киевского режима. Едва мы заводим об речь, либералы в правительстве сразу кричат «чур, чур, чур, не сметь», где уж нам тут о национализации собственности ЕС и G7 размышлять. Вот только Крым недавно решил киевскую собственность национализировать, но это уровень республиканский, не федеральный. Вероятно, кто-то надеется на какие-то большие торги и размены в этом вопросе.

«СП»: Раз такое дело, выходит, можно уже, образно выражаясь, «делать ручкой» нашим 300 миллиардам госрезервов за рубежом?

— Честно говоря, вокруг наших зарубежных активов ситуация довольно мутная. В частности, на Западе неоднократно заявляли, что значительная часть пресловутых российских авуаров за рубежом так и не была найдена. Поэтому, например, я лично иногда задаюсь вопросом — «а был ли, собственно, мальчик»?

Источник

Оставьте комментарий