home

Журавлeв: Ополченцы научились воевать и неоднократно спасали нам жизнь

Выборы в Донецкой и Луганской народных республиках отличались крайне высокой явкой и отсутствием артобстрелов. США и Запад отказались признать легитимность этих выборов задолго до их начала, но более полусотни наблюдателей из 11 европейских стран и ряд депутатов Госдумы РФ следили за их ходом и подтвердили прозрачность и легитимность. О том, как будут жить дальше новорожденные государства – в эксклюзивном интервью ИА "Росинформбюро"с наблюдателем за этими выборами, депутатом Госдумы, председателем партии "РОДИНА" Алексеем Журавлёвым.

- Выборы закончились, с аэропорта в Донецке снова идут обстрелы. Что ждёт в ближайшее время республики?

- Воскресенье закончилось, закончились выборы – началась обычная жизнь, обычные будни, обстрелы, выживание, решение насущных вопросов. Никто и не говорил, что будет легко. Предстоит решить две основные задачи. Первая  - сделать так, чтобы карательные войска Украины перестали обстреливать город, освободили территорию. Вторая – поднять экономику. Задачи не простые, но вполне решаемые. Я уверен, что новое руководство ЛНР и ДНР способно с этим справиться.

-  А будет ли Киев договариваться с новоизбранными властями? Или регионы вновь ждут силовые операции?

- Как показала практика, Киев видит только силу. Как только ополченцы "погнали" украинские войска, Киев сразу запросил перемирия и переговоров. Сейчас они скапливают военные силы, сосредотачивают технику. Я оптимист, но сильно информированный, поэтому думаю, что сейчас мощные переговоры вряд ли будут. Киев опять должен почувствовать силу Донбасса, и после этого он будет вынужден с ними договориться. И не только Киев, но и все мировое сообщество, как принято говорить. Народ Донбасса уже принял решение, и с этого пути он не свернет, и, что самое главное, никто не способен его с этого пути свернуть. Это ключевое событие, которое произошло в эти дни в Донбассе.

- Мы можем считать, что после этих выборов на карте появилось фактически еще одно Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, - еще два непризнанных государства?

- Если так дело пойдет, то непризнанных территорий на карте мира будет скоро больше, чем признанных. Говорить, что оно непризнанное, это, наверное, неправильно, потому что Россия признала эти выборы. А Россия, на минуточку, одна шестая часть суши. Южная Осетия и Абхазия признали Луганскую и Донецкую народные республики. Так что еще вопрос, кто устанавливает эту "признанность". Америка и Европа не признают, но у нас десятки лет Америка не признавала Советский Союз, он был у них на карте белым пятном.

Сейчас Америка вообще полмира изображает "белым пятном" и пытается везде навести свои порядки. Обломают зубы и когти. Пора уже прекращать это дело, если они еще этого не поняли. Донбасс и ЛНР - состоявшиеся государства. С ними придется считаться. Не хотят считаться за столом переговоров, придется считаться с их силой.

- На выборах 2 ноября были иностранные наблюдатели, в том числе из стран Европы. Насколько их мнение будет услышано? И насколько это влияет на легимитизацию избранной власти, особенно в западном мире?

- Думаю, сейчас их не будут слушать. У нас сейчас западные партнеры видят только то, что хотят видеть. Если они что-то не видели, значит, этого не существует. Поэтому из Европы не было официальных лиц. Тем не менее, ряд европейских политиков решили приехать на эти выборы. Эти наблюдатели сами говорили, что поражались увиденному в Донбассе и  Луганске: тому сплочению народа вокруг власти, единению людей, общему порыву и его силе, демократичности этих выборов. А СМИ на Западе говорят прямо противоположное: что здесь бегают бандиты с автоматами и расстреливают всех. Они увидели, что это далеко не так, а единственные, кто пытается сюда бежать с автоматами – это террористические группы, засланные Киевом. Соответственно, этих наблюдателей постараются не услышать.  Но наступит время, и их услышат, и они будут гордиться тем, что они были здесь наблюдателями. Это хороший посыл на Запад, пусть несут эту информацию, для нас это сейчас очень важно.

- Сейчас и Луганской, и Донецкой народным республикам нужно будет создать все признаки государства: ветви власти, законодательство, конституцию. В какую сторону они будут смотреть (на международное законодательство или на российское), кто им будет помогать? Ведь к власти пришли люди, которые фактически не имеют опыта административной, государственной работы.

- Да, опыта государственного строительства у них нет. Это, конечно, минус, но плюс в том, что они не пользуются никакими шаблонами, они будут выстраивать это так, как хотят люди, так, как это нужно региону и в соответствии с идеями, за которые здесь воевали. А с юридической точки зрения это вопрос решаемый.  Многие мои коллеги - депутаты, которые здесь были – готовы помочь. Я уже не говорю о том, что партия "РОДИНА" открыла здесь приёмную. Мы готовы свои аппаратом помогать в разработке законодательных актов, которые сейчас крайне необходимы в ДНР и ЛНР, направлять экспертов, я лично, как депутат Госдумы готов участвовать в этой работе. 

- Будут ли налажены экономические взаимоотношения между Донбассом и Российской Федерацией?

- Уверен, что экономические связи и с Российской Федерацией, и с Украиной будут налажены, потому что, как говорится, война войной, а обед по расписанию. Уже сейчас Донбасс поставляет значительную часть угля (более 50%) на Украину. Африканский-то уголь дороговат будет, лучше с Донбасса. Уверен, что экономические связи будут восстановлены достаточно быстро. Вице премьер РФ Дмитрий Рогозин уже заявил, что Россия  не будет замещать продукцию, выпускаемую на предприятиях Донецкой и Луганской народных республик, которые участвуют в промышленной кооперации с РФ.

- Российская Федерация оказывает масштабную гуманитарную помощь регионам. А со стороны некоммерческих общественных, политических организаций,  насколько большой вклад? И нужно ли им этим заниматься, если помощь уже есть на уровне нашего государства?

- Людям важен не только масштаб помощи, но и отношение людей, их поддержка.  Мы привезли гуманитарку для  областной детской больницы в Донецке. Это то, что мы собрали через общественные приемные. И больше всего произвело впечатление не количество коробок,  а посылка, в которой было три куска детского мыла и упаковка стирального порошка от бабушки из Питера. Она написала "Спасибо вам, что вы заботитесь о детях в такое тяжелое время" и просто подписала - "Питер". Тут неважно, сколько Россия привезет гуманитарной помощи, а важно, как люди на это реагируют, что они чувствуют боль Донбасса, как собственную боль. Организационно нужно сделать так, чтобы адресная гуманитарная помощь обязательно доходила, и мы над этим работаем. Мы не первый, не второй и даже не пятый раз везем сюда гуманитарную помощь. Участие приняли люди из многих российских регионов – Тула, Волгоград, Архангельск, Хабаровск. Люди просто увидели объявления от партии "РОДИНА" и сами приходили, приносили вещи или передавали деньги, на которые мы купили медикаменты, детское питание, зимнюю одежду и другие необходимые вещи. Спасибо им всем огромное. Я вам скажу, что это тысячи людей. И их будет еще больше. Это правильно, это искреннее человеческое чувство -  чувство взаимопомощи.

- Вы уже в течение полугода посещаете зону боевых действий. Можете дать оценку – что-то изменилось в регионе за это время? И в какую сторону?

- Изменилось многое. В начале лета даже проезд между Луганском и Донецком был большой проблемой. Постоянно перекрывали, отсекали территории, малые города, деревни - могли в течение суток переходить под контроль другой стороны. Мы могли утром выехать в одну деревню, которая считалась под контролем ополченцев, и там наткнуться на нацгвардию. Сейчас этого не происходит. Во-первых, уже стабилизировалась ситуация. Ополченцы научились координироваться, научились очень хорошо воевать, они уже неоднократно нам спасали жизнь. Во-вторых,  население стало возвращаться. Из Донецкой области уехало несколько сотен тысяч человек, но подавляющее большинство хочет вернуться. Официальной статистики вернувшихся нет, но есть косвенные признаки, по которым можно посчитать, сколько людей живет на местности. Например, по тому, сколько выпекается хлеба. В Донецке сейчас проживает от 950 до 970 тысяч человек.  Люди вернулись в город, они начинают восстанавливать то, что пострадало во время боевых действий. Мы видим, как работает система МЧС, ЖКХ. После минометного обстрела сразу выезжает МЧС, локализует этот участок, и службы ЖКХ приступают к восстановлению. Город даже очень чистый, ночью полное городское освещение, все коммуникации в норме - есть газ, горячая вода, отопление, свет. Это поразительно. В Донбассе будет все хорошо: здесь живет сильный народ, который сделал свой выбор. 

ИА "Росинформбюро"

Видео

11312829
Алексей Журавлёв в программе "Право голоса". Приднестровье в блокаде?

В центре внимания

350A1881

Журавлёв: "Ополченцы научились воевать и неоднократно спасали нам жизнь"